Рубрики
описания и розяснения.

Деревенские мантры

Время на прочтение: 10 минут(ы)

Деревенские мантры

День и две ночи, проведенные в ашраме последователей великого гуру Бабаджи — махаватары Шивы, — расположенном в деревне Окунево Муромцевского района Омской области. Бабаджи просидел на вершине священной горы Кайласа 45 суток в непрерывной медитации
* * *
Шесть утра. Метель. Полнолуние. Я пробираюсь на край огорода в уборную… Полнолуние — мои критические дни. Да еще в такую рань душа витает где-то рядышком с телом. Говорят, это бывает в первые минуты после смерти… И вот душа моя, обнаружив, что тело движется в уборную, напевая «Джей ганеша, джей ганеша, джей ганеша дэ-эва…», страшно удивилась и быстренько вернулась на место.
— Когда ж ты, братец, — спросила она, — успел выучить эту тарабарщину?
— Не знаю… Всего три раза слышал. Само прицепилось…
— Само, значит, — недоверчиво пробормотала душа.
— Само…
— Тэк-с… А что-нибудь другое спеть можешь? Принципиально другое.
— Щас спою!… Это… Ам-ба, ам-ба, джейя джей гадамба! Джей махамайя, джей махамайя, джей махамайя, джей…
— Хватит! — резко оборвала душа. — Ты не забывай: я хоть и грешная, а как-никак крещеная. «Богородицу» путем выучить не можешь, а эту махамайю слету подцепил. Муслим Махамайев нашелся…
— Так разве ж я виноват, что оно само цепляется?
— Само цепляется, — недовольно передразнила она. — Ладно, натягивай штаны, а то на автобус опоздаешь. И будешь еще сутки уголь ломом долбить под ихнюю фисгармонию.

(Здесь душа права: если опоздаешь на семичасовой автобус, то выберешься из Окунева только на следующий день).

Поясню: под фисгармонию бабаждисты не уголь долбят — это они делают без всякого музыкального сопровождения. Под фисгармонию они поют свои гимны, среди которых попадаются очень бодрые и ритмичные; под них, как говорил Высоцкий, хорошо маршировать в детских садах и санаториях. Может быть, в этом секрет прилипчивости фраз, которые для постороннего уха — тут душа опять права — полная тарабарщина? Но человеческая память, как известно, штука весьма самостоятельная: она способна отбрасывать ненужное, прятать излишнее, восполнять недостающее. Может быть, моей памяти именно этих звуков недостает для нормального самочувствия? Ведь иду я по деревне, придавленной тяжелым лунным светом и зимней предрассветной ленью, которая даже у собак отбивает охоту лаять, а изнутри помимо воли вырывается:

— Джей Ганеша, джей Ганеша, джей Ганеша дэва…

Теперь я пишу это слово с большой буквы, поскольку оно — имя собственное: Ганеша — божество с головой слона, подручный бога Шивы, покровитель учености. В некоторых окуневских избах его шибко уважают…

Бабаджи и другие

Я давно установил для себя: всякая вера должна быть связана с твоей землей и историей. Будь я индусом, то Шива, со всеми его аватарами и махаватарами, был бы мне роднее родного. И к Бабаджи, к его учению и ученикам я отнесся бы с предельной серьезностью. И кришнаитов полюбил бы… Но — при всем уважении к свободе совести и духовным поискам сограждан — сочетание «кришнаит Кукушкин из Магнитогорска» вбивает меня в состояние легкого нокдауна.Теперь по делу.

Бабаджи появился в деревне Хайдакхан, что на севере Индии, в 1970 году. По преданию, он просидел на вершине священной горы Кайласа 45 суток в непрерывной медитации. Местное население, в силу каких-то особых заслуг, признало его аватарой (земным, телесным воплощением) бога Шивы, который по канонам индуизма наряду с Брахмой и Вишну является создателем и разрушителем мира. Бабаджи заявил, что возвещает изначальную истину (Санатана Дхарма), которая была прежде всех религий, что его учение объединяет все веры и традиции. Он учил, что мир погряз во зле, что скоро Шива его затопит и пожжет, однако уцелеет лишь самая духовная часть суши. Угадайте — какая? Конечно же, наша Россия, особенно Сибирь. (Вообще по части духовности все без исключения новоявленные гуру не престают нам делать комплименты, особенно регионам с депрессивной экономикой).

Ярко-желтая изба и зеленые ворота с надписью «Омар Шива Дхам» видны издалека в серой сибирской деревне Окунево.

Вокруг Бабаджи начали собираться ученики и последователи, по большей части индусы. Н

о потом стали подъезжать белые люди из Европы и Америки, и в самом начале 90-х очередь дошла до латышки с германским паспортом Расмы Роситас. По преданию местных бабаджистов, Расме было приказано отыскать на сибирских просторах место, где некогда находился храм Ханумана — обезьяньего бога, одного из героев эпоса «Рамаяна». В 1992 году г-жа Роситас, получившая к тому времени духовное имя Раджни, объявляется в деревне Окунево. Есть несколько причин, по которым выбор пал именно на этот населенный пункт. Сама Раджни утверждает, что на деревню указал Бабаджи, явившись ей во сне. С другой стороны, «виновата» местная топонимика: само название Омской области созвучно священному слогу «Ом», с которого начинается великая мантра (махамантра) «Ом Намах Шивайя», что в переводе с санскрита означает «Я покоряюсь Богу». (Бабаджи говорил, что пусть исчезнут все слова на земле, но останется только «Ом».) Кроме того, неподалеку протекает речка Тара — так же зовут древнеиндийскую богиню, а в буддийской мифологии Тара — воплощение женского сострадания. И еще есть водоем под названием Шайтан-озеро. Впоследствии, когда в Окуневе стали собираться не только правоверные бабаджисты, но и всевозможные медитаторы, аномальщики, экстрасенсы и прочие, картина дополнилась свидетельствами об особой энергетике данных мест, об НЛО, летающих стаями, и о зловещих лесах, которые не только дезориентируют заезжих грибников, но даже отбирают у них карманные деньги…

В 1992 году Раджни сняла ветхий домишко на окраине деревни. Местные начали ее жалеть: по-русски она не знала почти ни слова, имущества никакого, чем питается — одному Бабаджи известно… Вот и начали окуневские старушки ее подкармливать. Летом к Раджни приезжали люди — год от года все больше — и по воскресеньям устраивали в лесу какие-то ритуалы с огнем — для деревенских развлечение… Вообще с местным населением у бабаджистов сложились неплохие отношения, друг другу помогали: кому-то Раджни даже подсобила лошаденку купить — самый верный транспорт для тех мест. Позже окуневцы помогли отстроить ашрам, храм то бишь. В 1995-м бабаджисты официально зарегистрировались как религиозная община «Омкар Шива Дхам», Раджни уехала жить в Латвию и временами навещает свое детище…

Одинокий пуджарий

— Мне, конечно, интересны все эти аномальные явления, НЛО и прочее. Как, наверное, всякому человеку. Но, в принципе, я совсем не из-за этого сюда приехал. Есть гораздо более интересные вещи. Сюда Бабаджи притягивает.

Это Сева. Единственный человек, оказавшийся в окуневском ашраме на ПМЖ. С первого же взгляда видно, что на деревенском фоне это некий «пятый элемент» — классический интеллектуал-очкарик. К тому же столичного разлива (что и подтвердилось). Родом Сева из Харькова, недавно закончил МФТИ, один из самых престижных московских вузов, по специальности программист. Папа — институтский преподаватель (про маму Сева ничего не сказал). По законам житейской логики ему надлежало стать стопроцентным москвичом, иметь хорошо оплачиваемую работу (которую он, кстати, уже нашел, вернее, находил) — для многих это главный сюжет самых сладких снов. Но с житейской логикой у Севы возникли проблемы… Нет, не в том смысле, что «прошлая жизнь» больно по нему ударила и он, бросив все, бежал в окуневскую глухомань. (Сдается мне, что по части матценностей бросать-то было нечего.) Здесь причины иного порядка.

После очередного витка цивилизации окуневцы запили не по-детски, а поскольку по природе своей люди они незлые, то в глубине души стыдятся свокго нынешнего положения и постоянно извиняются.

Люди, ударяющиеся в религиозную экзотику — позволю себе такое обобщение, — делятся на два типа. Первые постоянно ищут, кому бы подарить свои мозги (которых обычно не так уж много). Вторые — извините за пафос — действительно ищут Истину и свое истинное место в этом мире. Не надо удивляться, что этот поиск иногда заводит их в малознакомые обычному человеку места: в нашей любимой стране, где нет ничего незыблемого или хотя бы устоявшегося, это в порядке вещей. Помню, один православный священник поразил меня, сказав, что даже к виссарионовцам мо

жно относиться с уважением, если они действительно искренне верят, что в лице бывшего милиционера нашли Христа. У каждого свой путь. И заблуждение — не грех. Грех — упорствовать в заблуждении, знать, что живешь не по душе, идешь против правды, и все равно идти и не сметь — от страха или гордости — отказаться от прошлого себя, от того, чему когда-то, казалось, безгранично верил.

Сутки общения с Севой позволяют мне сказать, что он никому не желает дарить свои мозги…

В тот день, когда я приехал в Окунево, ему исполнилось 23 года. Всю сознательную жизнь был убежденным технарем и атеистом, но несколько лет назад увлекся йогой.

— Даже как человек некогда неверующий, я всегда стремился к совершенству. Заинтересовавшись йогой, я вдруг понял, что это не просто слова. Йога бывает разной, но в самом широком смысле это путь к Богу. Как у буддистов просветление, у китайцев дао. У христиан… Что там у христиан?.. В общем, это можно только самому почувствовать — вот как чувствуешь, что человек говорит правду. Те люди, которые это чувствуют, они доверяют этому пути, идут по этому пути. Вот и я иду.

Три месяца назад Сева сам вызвался остаться в Окуневе, смотреть за ашрамом, служить службы. Теперь он пуджарий (от слова «пуджа» — ритуал). Зимой он почти в полном одиночестве посреди незнакомой деревни и чуждой коренному горожанину сельской действительности. Родители Севы от нынешнего его положения — понятное дело — не в восторге:

— Они таких маневров не понимают. И я их тоже понимаю, но дело того стоит. Я никуда не убегал, и если надо, если почувствую душой, что здесь что-то не так, могу на любом месте остановить все это… В общем-то, и родители верят в мою разумность.

Так вот сидели мы и разговаривали «за высокую духовность», о том, что трудно поверить в физическое воплощение Творца, но, тем не менее, это реальность, что к Бабаджи приходят через шиваизм, что… В общем, много о чем говорили и не услышали, как в ашрам вперлась заскорузлая правда жизни. И было в ней что-то